Главная    Коллекция    Статьи    Фото    Видео    Ссылки    Камеры    Пингвинизмы   


Магазин    Галереи    Викторина    Игры    Кнопки    Связь    Реклама   

Пингвины мастера Анатолия Острова хотят летать!

Пингвины мастера Анатолия Острова хотят летать! Пингвин для художника Анатолия Острова — образ собирательный и наполненный глубоко символическим смыслом о вдохновляющей и недостижимой мечте.

Источник: Севастопольская газета



В самом деле, отчего пингвины не летают? Эта мысль и легла в основу серии работ художника, творящего в стиле стимпанк.

Еще недавно А.Остров был севастопольцем, но вот уже несколько лет как перебрался в село Долинка в Сакском районе. По его словам, близость к природе является источником творческого вдохновения.

Кое-что о стимпанке

К слову, стимпанк — это направление научной фантастики, моделирующее цивилизацию, в совершенстве освоившую высокоточную механику и технологии паровых машин, то есть подразумевает альтернативный вариант развития человечества с выраженной общей стилизацией под эпоху викторианской Англии и раннего капитализма. При этом в произведениях стимпанка подчас присутствуют элементы фэнтези. Если дословно, то стимпанк переводится как «панк» — протест и «стим» — пар.

Следование стилю предполагает использование аутентичных материалов — дерево, медь, латунь, стекло, кожа, ткань. Были в творчестве А.Острова исключительно стилевые работы. Одной из них стала эксклюзивная настольная лампа, удостоенная третьего места на Большом конкурсе дизайна и моддинга «Стимпанк-пространство».

Еще одним значимым достижением стала безоговорочная победа в конкурсе «Время», где он представил авторские часы, целиком и полностью выполненные из бумаги.

Пингвины — это...

«Меня особенно привлекает то, что пингвины — птицы социальные, живущие по законам доброты и взаимовыручки», — рассказывает А.Остров, добавляя, что прежде чем приступить к работе, детально изучил анатомию этих птиц, поняв пропорции и особенности строения.

С этой — началось придумывание целой истории о пингвине-воздухоплавателе и тех терниях, которыми выстлан его (да разве только его) путь к мечте. Своего героя художник решил назвать Максимом, учитывая возможности трансформации этого имени.

Проволочный каркас, обернутый полосками газетной бумаги, последующими бумажными слоями, проклеенными ПВА и прозрачными, как у насекомого, крыльями за спиной, из этого, казалось бы, «ничего» и создавалась игрушечная композиция под названием «Фиаско»: первый полет завершился полной неудачей, что оказалось до слез обидно.

Но это же не означает, что надо вовсе опустить крылья. Тем более, что наш неразумный птенец подрос, превратившись в Макса, готового взлететь, имея за плечами ранцевую паровую машину. Однако даже это не позволило ему воспарить, вот почему вторая композиция, на первый взгляд, пессимистично названа «Опять — двадцать пять». Сломанное крыло, к несчастью, стало очередным свидетельством неудачи.

Дети возврату и обмену не подлежат!

«Не стоит отчаиваться!» — настаивает автор, продолжая пингвинью историю воздухоплавания. Очередную попытку подняться в воздух с помощью парового интрацикла предпринял уже Максимилиан. Его теперешнее амплуа — служба доставки детей, а, значит, мечта обретает конкретный смысл и наполнена особым гуманистическим смыслом.

А.Остров настолько заигрался в своего персонажа, что даже снабдил его самыми настоящими типографскими квитанциями с упреждающим логотипом «Дети возврату и обмену не подлежат!»

Но в том-то и дело, что Максимилиан способен летать, только находясь внутри интрацикла, а, значит, мечта оказывается реализованной не вполне.

Демарш против гламура

«А, может быть, получится взлететь, выпрыгнув с высоты?», — не унимается наш романтичный пингвин, превратившись в руках создателя в Симу, вскарабкавшегося на высокий фонарь. Получится ли у него стать полноценной птицей?

А.Остров, несколько упреждая события, рассказал, что воспарить сможет только его шестой пингвиний герой, устремившийся ввысь в образе опытного воздухоплавателя генерала Максимуса. Но ведь мораль истории в том, что это все-таки случится, и это настраивает оптимистически.

А для усиления настроения остается процитировать слова самого мастера: «Для меня стимпанк — это демарш против бездуховного, чванливого, сплошь гламурного современного мира, это нравственные леди и сильные джентльмены, которым присуще понятие чести и совести, это сумасшедшие механики, которые сутками пропадают в своих мастерских, в горячечном упоении конструируя новые механизмы, это мир воплощенных грез».


Источник sevastopol.press Добавлено 23.03.2015

<< Пред.  В начало След. >>